Улучшать, а не ужесточать

СГХ 2014Решения правительства по совершенствованию института экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий направлены на усиление ответственности экспертов и корректировку формальных требований к специалистам и организациям. Насколько оправдан такой подход?

О развитии института экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий в свете новых правительственных решений размышляем вместе с генеральным директором ООО «Центр строительного аудита и сопровождения» Романом АЛЕКСЕЕВЫМ.

– Хотелось бы отметить отличие протоколов совещаний у Д.Н.Козака 16 января и 3 июня этого года и порадоваться за наших коллег из государственной экспертизы субъектов Федерации.  Январский протокол носил, на мой взгляд, антирыночный характер. В котором предлагалось распустить предприятия госэкспертизы регионов и на их базе организовать филиалы ФАУ «Главгосэкспертизы». Мы все знаем, насколько сложно проходит экспертиза проектной документации в данном учреждении.

– Вы считаете, что Главгосэкспертиза функционирует вне рынка?
– Конечно, и усиление этого учреждения не принесет никакой пользы. Если вынудить всех застройщиков отправлять проектную документацию, подлежащую государственной экспертизе, в Главгосэкспертизу —  строительство по всей стране практически остановится.

К счастью, этого не произошло, и трехуровневая система экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий остается, включая негосударственную экспертизу. Однако есть намерения ужесточить требования к экспертам и предприятиям негосударственной экспертизы.

– Роман Юрьевич, как вы относитесь к повышению требований к  минимальному стажу работы специалиста для допуска к аттестации на право экспертной оценки?
– Думаю, что пятнадцать лет – это слишком! В таком случае человек получит возможность заниматься экспертной деятельностью не раньше тридцати восьми – сорока лет. К этому возрасту у проектировщика сложится определенный опыт и, возможно, он уже не захочет перестраиваться с проектной работы на экспертную. Это два разных вида деятельности, для каждого нужен определенный склад характера. Исключая молодых профессионалов из экспертной деятельности, наше профессиональное сообщество рискует  потерять целый пласт квалифицированных работников и не успеть передать накопленный опыт.

– Некоторые ваши коллеги говорят, что молодые люди, не имеющие достаточного стажа, могут трудиться в экспертной организации неаттестованными. Они могут работать с проектной документацией, набираться опыта, но подпись на заключении ставит их руководитель.
– Какой в этом смысл? Мне, как руководителю организации, не выгодно содержать человека, который не может подписать заключение. Наши эксперты дорожат своей репутацией и не поставят подпись под документом, который не читали. Они обязательно будут проверять то, что сделал молодой сотрудник, а это двойная работа. Зачем увеличивать время экспертизы проектной документации, пусть не в два, но в полтора раза? Это не интересно ни нам, ни заказчикам.

– И какой минимальный трудовой стаж эксперта, на ваш взгляд, приемлем для допуска к аттестации?
– Можно выбрать золотую середину. Например, семь лет работы в проектной организации после окончания вуза будет вполне достаточно.

– А что вы думаете о предложениях рассматривать в качестве критерия допуска к аттестации конкретный опыт работы эксперта, собирать доказательства его участия в разработке тех или иных проектов?
– Это нереально – кто-то должен будет проверять предоставленные специалистами документы на подлинность, а это зачастую невозможно! Специалист должен предоставлять тот минимальный объем документов, с которым он везде идет по жизни — это диплом инженера, а также документы, подтверждающие его стаж и опыт работы, например, трудовая книжка. А для оценки его квалификации служит экзамен.

– К проведению которого у профессионального сообщества имеется немало вопросов…
–Я бы отметил  три существенных недостатка.
Во-первых, формальные требования к образованию.  В нашей компании работает эксперт по пожарной безопасности, блестящий знаток нормативно-технической базы в данной области Игорь Николаевич Боков. Он много лет трудился в органах государственного пожарного надзора и органах государственной экспертизы, его знает все профессиональное сообщество. Он имеет аттестат эксперта по специальности полученного им высшего образования, но по букве закона наличие высшего технического образования не позволяют допустить его к аттестации по его непосредственной профессиональной деятельности.
Во-вторых, диспропорция в экзаменационных вопросах. Даже опытные эксперты, рискуют не пройти аттестацию – сейчас из двухсот вопросов только пятьдесят касаются профильной деятельности, а остальные носят общий юридический характер. И у человека, который десятки лет проектировал и проводил экспертизу проектной документации, но не является юристом, ответить на большинство вопросов и пройти экзамен будет меньше шансов, чем у недавнего выпускника вуза.
В-третьих, сама процедура аттестации напоминает сдачу теоретического экзамена для получения водительского удостоверения.

– Чтобы получить права, еще сдают практическое вождение.
– А в нашей сфере практическая часть «сдается» уже в ходе профессиональной деятельности эксперта. Опыты ставят на объектах, которые потом будут построены, и нам всем придется ими пользоваться.
– Звучит тревожно.
– Сейчас есть основания для некоторых опасений. В ближайшее время начнется сдача в эксплуатацию первых объектов, проектная документация которых прошла через негосударственную экспертизу. В том числе и жилых домов, куда будут заселяться люди. Тут-то и выявятся недостатки проектирования. По объектам, где экспертизу проектной документации проводили несознательные предприятия негосэкспертизы, могут быть громкие скандалы. Вот вам и практический экзамен.
За объекты прошедшие экспертизу у нас я спокоен, потому что наши эксперты соблюдают вопросы безопасности и соответствия проектной документации действующему законодательству в полном объеме.

– Не хотелось бы. Но вернемся к экзамену на аттестат эксперта. Может, вводить практическую часть с решением сложных задач, например, заставить экзаменуемого разобрать неоднозначное проектное решение?
– Наверное, вы правы. Необходимо на экзамене предлагать кейсы, с вопросами из смежных областей, и правильный ответ не ограничивался бы строчкой или абзацем из одного нормативного документа.

– Что вы думаете об усилении ответственности экспертов?
– Сейчас мы не видим никаких примеров наказания за некачественную работу ни по отношению к экспертным организациям в целом, ни по отношению к экспертам, которые подписывают заключения, не глядя или идут на сделку с совестью. Думаю, никакие ужесточения не требуются. Нужно наладить эффективное исполнение существующего законодательства.
Антон Жарков
«Строительство и городское хозяйство», выпуск 5 (151), 2014

Возврат в раздел Пресса о нас.